понедельник, 1 октября 2012 г.

Мемориал "Синявинские Высоты"

Расскажу Вам сегодня о своей первой публикации в интернете:
Случилось это в 2008 году, после моего посещения Мемориала "Синявинские Высоты" (посвящённого Великой Отечественной войне) в Ленинградской области.

Чтобы узнать как туда добраться, я обратилась за помощью к администратору форума Синявино-2, благодаря ему, я получила исчерпывающию информацию :-)
После моего возвращения, я поблагодарила его в письме, а в ответ, получила от него  предложение написать о своём путешествии на форуме в разделе история.

 ..Помню, как я была растерена... Но человеку, который мне так помог, я дала обещание, что напишу.
Неделю я собиралась с мыслями, корила себя за скорополительное решение, и тем более за данное обещание, так как в своих писательских силах я совсем не была уверенна чего скрывать и в других тоже...
Но я из тех, кто дав слово, старается сдержать его, и, "задвинув" свою нерешительность и неуверенность, я села писать...

Моя статья долгое время была доступна для чтения на сайте Синявино-2, но в 2010-11 году на сайте произошли изменения, и дальнейшая её жизнь мне не известна, поэтому сегодня, я решилась опубликовать её здесь...

Я возвращаю Вас в 2008 год...

Мемориал "Синявинские Высоты"

Спасибо Вам, кто был со мной рядом, и кто просто верил в меня. И Вам, кто встретился на моём пути, без Вас ВСЕХ этого рассказа могло бы не быть…  

Этот  рассказ о моих чувствах и мыслях во время поиска места, где оборвался жизненный путь моего прадеда, погибшего во время Великой Отечественной войны на Синявинских Высотах.


Воспоминания из детства



У каждого человека остаются воспоминания о детстве, что-то такое, что мы навсегда запирает в своём сердце, пытаясь сохранить и не растерять яркие лучики детства на пути своего взросления. Моя память бережно хранит большое лучистое солнышко воспоминаний, в котором, пожалуй, самый яркий и тёплый лучик - это глаза моей Бабушки… Они такие прекрасные и родные всегда могли меня успокоить и окутать своей теплотой и поверить в то, что всё всегда будет хорошо! Но что может быть страшнее, когда эти любимые и дорогие глаза начинали грустить…

В такие моменты, я пыталась понять, что с ними случилось, я просто слушала и запоминала всё, что она  начинала говорить.

 А говорила она чаще только об одном человеке, которого я никогда не видела и не знала. Она говорила о своём отце. Отце, которого она помнила лишь из своего далёкого детства…

     В то время, когда я была ребёнком, я и не могла подозревать, что моя бабушка тоже когда то была маленькой девочкой, мне всегда казалось, что все взрослые всегда были лишь взрослыми, а я буду взрослеть очень долго и, честно говоря, думала, что терпения моего не хватит, когда я, наконец, дождусь сие знаменательное событие. Все дети заблуждаются на этот счёт, торопясь стать взрослыми.
Но я отвлеклась, это не моя история. Это история моего прадеда, отца моей бабушки - Бороздина Александра Андреевича.

       «..И никто не узнает, где могилка моя..», как-то сказала моя бабушка, а точнее тихо пропела, чуть слышно. Но мой острый детский слух уловил интонацию полную грусти и отчаянья.
«Бабушка, ты что? Ты что такое говоришь? Как такое может быть?» - начала было я возмущаться.
Она вздохнула и сказала: «Эту песню любил петь мой отец. Так мы и не знаем, где он похоронен».
Я задала ей вопрос: «Почему это не известно?», ответ на который навсегда остался в моей памяти:
«Он погиб во время Великой Отечественной войны. Похоронен где-то в Ленинградской области, в районе Синявино, но я там так и не была, хотя очень хотела…».
Я тогда ничего не ответила, я только знала, что буду там, буду искать и когда-нибудь приду к ней, чтобы сказать, что побывала там, а  может, даже нашла место его захоронения.

 Шли годы, вот я уже повзрослела, сбылась мечта детства. Но когда она сбылась, как-то не очень меня это событие обрадовало. Я решила, что впредь буду осторожнее со своими желаниями…
   
Что это за район Синявино?! Я решила  поискать его на карте, познакомиться с ним для начала. О, да уроки географии «не прошли» мимо меня, поэтому я так уверенно смотрела на карту и, тыкая пальцем, в район Синявино-1 и Синявино-2,  многозначительно говорила себе: «Мне сюда». Сворачивала карту, а календарные листки вновь летели с бешенной скоростью, приближая день моего путешествия…

Москва. Поклонная Гора

За месяц до путешествия я посылаю письма с запросами в Центральный архив Министерства Обороны РФ (ЦАМО РФ) в Подольск и в архив Ленинградского военного округа. После еду в Москве на Поклонную гору в Центральный музей Великой Отечественной войны, потому что знаю, что там хранятся около 1500 томов Всесоюзной Книги Памяти, которая совмещает в себе функции справочника и мартиролога, с приведенными в ней краткими сведениями о судьбах миллионов воинов. Через интернет я нахожу её электронную версию, но моя цель, именно увидеть все эти тома, и полистать один единственный том. Том, который  посвящён воинам города Великий Устюг, в котором есть и имя моего прадеда.
У меня есть надежда, что при переносе в электронную версию из-за таких объёмов не всё смогли перенести о нём, и должно быть, в печатной версии я смогу узнать что-то новое, что-то, что поможет мне разыскать его.
Это вторая попытка добраться до Книг Памяти. Первая была сделана в 1995 году, после открытия Центрального музея Великой Отечественной войны ещё моей мамой, которая с моим папой привезли на экскурсию туда меня и брата. Книга Памяти была закрыта, и тогда я поставила перед собой первую в детстве цель – вернуться сюда. Обязательно вернуться!
И я вернулась…
Фонтаны на Поклонной Горе. Москва. 2008 год
      Лето 2008 год. Я иду по Поклонной Горе, залитой солнечным светом, вода из 1418 струй  фонтанов (число их по количеству дней которые шла война), играя с лучами солнца, образует то там, то здесь, небольшие радуги. Ветер, который, тут всё время яростно дует, пытается, как бы играя с ними, обрызгать тех, кто идёт слишком близко…


Центральный Музей Великой Отечественной войны.
      Я подхожу к площади, в центре которой стела высотой 141,8 метра, увенчанная богиней победы Никой. У подножия обелиска, на гранитном подиуме, установлена статуя святого Георгия Победоносца, который копьем поражает змея - символ зла.
Вот я уже у своей сегодняшней цели -  Центрального Музея Великой Отечественной войны. Зайдя туда, я не знаю куда надо идти, но меня это даже не беспокоит. По пути я рассматриваю экспозиции, как вдруг, меня  привлекает  зал в полумраке, а по бокам его стоят освещённые витрины с Книгами Памяти.

В глубине этого зала, стоит белоснежная скульптура изображающая мать, склонившуюся над телом убитого сына (Л. Кербеля «Скорбящая мать»). На уши давит глубокая тишина, губы не смеют двигаться, как-то само собой на ум приходит почтить память погибших минутой молчания.
      Сама не понимаю, но что-то в этот момент меня заставляет посмотреть наверх. Я замираю…
      Я вижу над собой потолок полностью завешанный латунными цепочками, некоторые из которых заканчиваются хрустальными подвесками.. Словно слёзами… Эта картина на меня производит неизгладимое впечатление. Мимо ходят люди, а я стою и не смею сдвинуться с места… Тоска. Грусть. Печаль – вот, то единственное, что помещается в сердце, что завладевает душой. Но надо идти, идти вперёд и постараться найти то, ради чего я здесь…

Удача, нахожу Книгу Памяти. После довольно продолжительного ожидания своей очереди, которое я провожу у дверей кабинета, не отходя от неё ни на шаг, я всё таки попадаю внутрь… И сразу мои глаза находят книжные шкафы с заветными книгами. Женщина, которая заведует этим сокровищем, находит том книги, который посвящён Вологодской области. Скупая информация,  которой я располагаю на тот момент, подтверждается, но и никак не дополняется… Но любая информация это уже кое-что…
А знаю я вот что:

Бороздин Александр Андреевич
Год и место рождения: 1908 г., город Великий-Устюг
Призван: Велико-Устюгским РВК, Вологодской области. Направление Ленинград
Прошёл Финскую войну
Жена: Бороздина Екатерина Ивановна
Погиб в сентябре 1942 года в Ленинградской области, предположительно в районе Синявинских Высот.

        Эта милая и добрая женщина после того, как закрывает том, долго смотрит на меня, я только чувствую этот взгляд, сама же смотрю в окно и думаю о том, что делать дальше, какую поставить задачу на следующие пару дней. Она как будто не охотно отпускает меня, говорит, что надо много сил и терпения, потом она желает мне удачи. Я словно просыпаюсь от своих глубоких раздумий, и говорю ей: «И это тоже мне пригодится». Благодарю её, она говорит, что ничем не помогла, вся информация мне была известна, на что я отвечаю, что её подтверждение тем, чем я располагаю - это очень многое, и что просто хотела собственными глазами видеть именную запись в книге.
Прощаемся с ней, и я прохожу ещё несколько залов музея, но на душе становиться тяжко… Что-то мешает дышать легко, наваливается вселенская грусть, и не окончив осмотр, я выхожу на дневной свет…
Не спускаясь со ступенек музея, я смотрю по сторонам: отдыхающие прогуливаются, молодожёны возлагаю цветы, фотографируются. Я вижу улыбки на лицах, слышу звонкий смех детей - Жизнь! Небо голубое-голубое и солнце слепит глаза, я оставляю здесь свою огромную благодарность всем тем, кому мы обязаны мирным небом над головой…

Билеты до Питера куплены. И тут уже, совсем навязчиво, в моей голове начинает, с нарастающей частотой, возникать вопрос как добраться до Синявинских Высот??!… Моё абсолютное незнание как туда добираться, почему-то меня совсем не смущало, ну, может быть, самую малость, да и то, лишь первые секунды, так как во мне была такая непоколебимая  уверенность, что я скоро обязательно найду ответ… 
Ответ был найден спонтанно, сидя на работе… Да, мне часто светлые мысли приходят неожиданно…
     
Перед отпуском работы навалилось приличное количество, и вот, в самый разгар её «разруливания», мне пришла мысль найти через интернет сайт города Синявино, вдруг повезёт. Поэтому я решила работать без обеда, чтоб было больше возможностей для осуществления идеи с поисками во всемирной паутине.. Работа закончена, я вся застываю в предвкушение своего поиска перед «магическим ящиком», монитором моего компьютера. Вот удача такой сайт существует! Решаю зайти на форум и оставить сообщение жителям города с просьбой написать мне как добраться до них из Питера. Конечно, вкратце я пишу свою историю почему я так хочу попасть к ним из Москвы и надеюсь на их помощь. Заявка оставлена, я возвращаюсь к работе.
Спустя некоторое время, моё нетерпение берёт верх, и я захожу на форум, чтоб  посмотреть, не ответил ли там кто-нибудь. К моему удивлению, там уже был ответ от администратора сайта, который предложил адресовать вопрос ему, изложив его более конкретно.
Первая мысль была, что наверное, я нарушила какие-нибудь правила форума, но, не обращая внимания на такие предательские мысли, я быстро переадресовала ему вопрос. Попытка не пытка, - подумала я и послала письмо из своего электронного ящика. Письмо улетело, и так же быстро пролетел ещё один рабочий день…
Свой следующий день на работе я начала как обычно - с проверки почты. Удалила несколько писем со спамом, но осталось одно письмо, и что-то меня остановило, чему до сих пор удивляюсь. А во время работы, которой в то утро было несметное количество, меня словно «осенило», то письмо, именно то письмо, которое я чуть не удалила, было адресовано именно мне!
В тот же момент, отложив дела, я открыла письмо. Это было письмо от администратора сайта, в котором было подробно описана вся столь важная и недостающая информация для моей поездки на Синявинские Высоты. Я долго не могла поверить своим глазам, так быстро и так внезапно у меня появилось недостающее основное звено для моего путешествия.
Благодарность, огромную и искреннюю благодарность хочу сказать этому человеку. Должно быть, когда в начале пути встречается хороший человек, на всём его продолжении, не смогут впредь встречаться другие… В начале это было предположением, которое стало в конце пути утверждением…

В путь…

Настал день отъезда в Санкт-Петербург. Я в поезде, жду отправления, вспоминая, как ездила вчера к бабушке, но истинной причины моего отъезда пока не сказала, и тут мои мысли оборвал нарастающий стук колёс, разгоняющегося поезда…
Он увозил меня,  приближая к цели… 

Санкт-Петербург. Синявинские Высоты


Люблю этот город всей душой, не была здесь уже 4 года и вот вновь, я на свидании с ним, и сегодня я еду на Синявинские Высоты искать прадедушку. Достаю из сумки распечатку письма и спускаюсь в питерскую подземку, меня «заглатывает» вагон метро и  мчит до станции «улица Дыбенко».
Нахожу автобус, который привозит меня в город Кировск. На автобусной станции, я покупаю гвоздики, чтобы их возложить к мемориалу и пересаживаюсь на следующий автобус. В этой части моего путешествия происходит небольшая заминочка. Из-за отмены автобуса и попытке доехать на другом, волею судеб,  я попадаю на Братскую могилу в Синявино-1 вместо Синявинских Высот.
     Я с волнением начинаю читать таблички, покоящихся здесь воинов, среди которых я нахожу Бороздина И. Позже по приезду в Москву, от бабушки я узнаю, что, скорее всего, я нашла могилу родного брата своего прадедушки. Пока я была поглощена поиском, на территорию Братской могилы зашла супружеская пара, искавшая своего родственника по фамилия Безумов (могу ошибаться в её написании) тоже погибшего в этих местах. Супружеская пара уходит, а я остаюсь, понимая, что это ещё не Синявинские Высоты. Но что делать, как быть дальше, куда, а самое главное как теперь добираться?… С такими мыслями я сажусь на корточки, хотя рядом стоит скамейка… Нет, я не могу себе позволить, взять и развернуться, вернуться не с чем… Что делать?
      В момент моих глубоких раздумий, я слышу, разговор неожиданно вернувшейся супружеской пары, из которого я понимаю, что они ищут меня. Я моментально встаю. Меня замечают, и глава семейства, говорит, что они на машине и сейчас, узнав дорогу у местного жителя, отправляются на Синявинские Высоты. Услышав это, я не могу контролировать мимику лица, на нём начинает расплываться улыбка, она «рисует» на лице согласие немедленно отправится с ними в путь, что озвучивать ответ даже не приходится.
Немного поплутав, мы приезжаем на место, быстро проскочив короткий участок асфальта, и оказываемся на просёлочной дороге, непроходимой для машины моих попутчиков. Поблагодарив их, я решаюсь продолжить путь пешком.
     Туда ли я пошла, не надо ли было свернуть на асфальтовую дорожку? Всё это не важно, потому что я иду там, где мечтала пройти с детства! Забегая вперёд, напишу о том, что я благодарна случаю, который сам показал мне эти места, так как позже оказалось, что эта выбранная по началу дорога, как раз уводила от мемориала, а не приближала к нему. Но этот пройденный мной путь и то, что я увидела - считаю лучшим мемориалом, который навсегда останется в моей памяти.
      Но буду последовательной в своём повествовании, поэтому в ту минуту, я думала, что всё-таки приближаюсь к заветной цели.
      Эх, надо ещё отметить то, что места там видно болотистые и уж очень «комаристые».  С последними у меня даже личные счёты. Вот, кто мне был рад в этих местах, так это точно комары. Наелись они в тот день до отвалу.

    Осматривая здешние места, я замечаю прямо у дороги лежащие проржавевшие каски… Я понимаю, что иду по земле, которая была свидетелем огромного количества оборванных жизней… Хочется каждому сказать спасибо, и сквозь чувства тяжести, тоски и грусти за их оборванные судьбы, я где-то внутри чувствую облегчение, что добралась сюда передать огромную благодарность от моей семьи…

Я достигла своей цели! Я здесь, где скорее всего был мой прадед. Здесь или где-то совсем рядом, а может он шёл где-то недалеко, а может, я иду сейчас по его следам, которые он оставил когда-то…




Так в глубоких раздумьях я дохожу до креста  у дороги, у которого сложены различные предметы солдатской экипировки: сапёрная лопатка, штык, каски, противогазы и прочее.  Некоторое время провожу около него, и снова отправляюсь в путь.
Иду довольно долго, а впереди конца дороги не видно, понимаю, что скорее всего был выбран неправильный путь. Но я же точно не знаю, а вдруг мне надо пройти ещё совсем чуть-чуть, и будет долгожданная цель, поэтому продолжаю идти с надеждой, что она где-то рядом, вон за теми деревьями. Нет, не за этими, а вон за теми, наверное…
Так постепенно думая, что приближаюсь, на самом деле я всё более и более удаляясь от мемориала.  
Идти по безлюдной дороге, на которой не видно людских следов, а только следы от редких гостей здешних мест - внедорожных автомобилей, начинает пробегать небольшой холодок по спине, и ощущаешь каждой клеточкой своего организма, давящую тишину.

Под ногами и в траве около дороги валяются гильзы, разорвавшиеся снаряды, и постепенно начинаю ловить себя на мысли, как фантазия овладевает мной :
 «Вот и тишины как будто нет, где-то стрельба и вдруг затихло… Снова тишину разрезают выстрелы, взрывы снарядов, и здесь есть люди, ещё живые люди… Как будто есть, как будто живы…».



Тут вся картинка разлетается на мелкие кусочки, и снова берёт верх мирная тишина сегодняшнего дня, я окончательно убеждаюсь, что пошла по неправильному пути,  и вновь передо мной встаёт вопрос куда теперь идти и где я нахожусь…
Рядом лишь одни деревья и полчища комаров.





Я решаюсь свернуть с дороги, пробравшись через кусты и небольшой овраг,  передо мной открывается картина старых окопов и свежих раскопок поисковиков.



Вот я вижу остатки проржавевшего ящика, скорее всего от боеприпасов, а вот то, что осталось от кружки воина...


Я спрыгиваю в окоп, достаю из сумки небольшой пакетик, и хочу набрать немного земли, чтоб отвезти её туда, где похоронена моя прабабушка – Бороздина Екатерина (жена). Ищу глазами подходящий предмет, которым в этих местах оказывается осколок снаряда.

Ещё раз, окинув взглядом это место,  я возвращаюсь на дорогу, и уже не обращая внимания на комаров, говорю вслух : «Господи, ну, что делать? Возвращаться или идти дальше?... Что мне делать? Вернуться или идти?..».  И, тут, я замечаю, с той стороны откуда я только что пришла, идёт грибник.

Настоящий грибник, в спецовке, в длинных резиновых сапогах и накомарнике, сразу видно специалист, хорошо знаком со здешними комарами, за плечами огромный распухший рюкзак, а рукой опирается на посох.
Как же иногда быстро Бог отвечает на наши вопросы, посылая нам свои ответы.  Главное, что требуется, это разглядеть их в окружающей нас действительности,  и не упустить такой небесной благосклонности, чего я и поторопилась сделать.

Моим вопросом: «Как дойти до мемориала Синявинские Высоты?»,  грибник был слегка озадачен. Он улыбнулся, и я смогла разглядеть, сквозь сетку накомарника, добрейшую улыбку, столь нужную мне в тот момент, благодаря которой, где-то внутри я поняла: он знает, он поможет, и сегодня  я буду там… Теперь я точно знала, что надо идти обратно и некоторое время нам будет с ним по пути.


За время пока мы шли, он, то там, то тут показывал, что было упущено мной ранее. Надо будет стать грибником, чтоб обладать хоть частичкой такой же внимательности.    
     По пути обратно, он рассказывал и даже по возможности, найденного под ногами, наглядно показывал разновидности боеприпасов того времени: гильзы от наших и немецких винтовок и автоматов, осколки мин и даже проржавевшие, неразорвавшиеся снаряды. А один раз, когда он ходил за грибами со своим внуком, они наткнулись в лесу на сохранившийся пулемёт «Максим».
Наши артиллерийские снаряды он называл «умными». Их особенность заключалось в том, что первый заряд придавал ускорение снаряду, второй срабатывал сразу за первым, придавая ему вращение, а третий непосредственно поражал цель.
Продолжая свой рассказ, он говорил о том, что здесь шли ожесточённые бои, земля до сих пор ещё хранит память минувшей войны, что и сегодня лучше не отходить от дороги, так как можно наткнуться на неразорвавшиеся снаряды.
От него же мне удалось узнать ещё об одном мемориале, который даже больше, чем тот, который я ищу. Думаю, в следующий раз я обязательно и туда съежу.
Так за разговорами, мы дошли до места нашего расставания, поблагодарив его за всё, он в ответ протянул мне на память патрон от Мосинской винтовки, который нашёл сегодня. Подумать только, что больше 60-лет назад он мог унести чью-то жизнь, а чью-то и сохранить. Взяв его, я зашагала быстрее, приближаясь к заветной цели.
      Вот та развилка дорог, а вот и машина моих попутчиков, я беру правильное направление, и через несколько минут оказываюсь у мемориала. Меня не покидала надежда, что я найду на граните выгравированную фамилию моего прадеда и возложу ему белые гвоздики, букет из которых всё путешествие я сжимала в руках…

Мемориал "Синявинские Высоты"
Мои попутчики были здесь же, они уже всё осмотрели и собирались уезжать так и не найдя своего родственника. Ещё раз поблагодарив, я попрощалась с ними.
Потом сделала из высокой травы небольшой веник, и прошла, смахивая пыль и пожухлые листья с плит, вчитываться в каждую выгравированную фамилию на гранитных плитах.
Увы, там не было именно той фамилии, которую искала я, но там было много других. Быть может, с кем то из них был знаком мой прадед, с кем-то сражался бок о бок, самое главное, я была в тех же местах, где точно был он…


Я прошла всю территорию мемориала, посмотрела на все памятники, которые там находились. На те могилы, которые давно утеряли свои таблички, кто знает, может тот, кого я искала, был совсем рядом…
Остановившись у края небольшого оврага, я посмотрела вдаль: кругом была тишина и чистое небо смотрело на эти места, боясь потревожить тех, кто остался здесь навсегда, которых быть может кто-то ищет, как и я.



     Для них для всех, их подвига ради нас, живущих теперь,  я подошла к памятнику, который расположен в центре мемориала, и у вечного огня, на лежащую рядом с ним каску, я положила свои цветы. Белые гвоздики.
      Пусть все они знают, что мы помним о них,  и будем вечно им благодарны!
       Побыв и помолчав тут ещё немного, слушая шепот трав, окидывая взглядом эти места, я, мысленно попрощавшись, и пошла возвращаться в Питер.
     Вот и закончилось моё путешествие, одна цель достигнута, но поставлены новые,  к которым я собираюсь идти : съездить в Центральный архив Министерства Обороны в Подольск и вооружившись новыми сведениями следующим летом вновь продолжить мой поиск на Синявинских Высотах.



P.S. Москва. Московская область

Вернувшись в Москву, я поехала к бабушке, чтоб теперь рассказать о моей поездке, и передать ей фотографии тех мест, где сражался её отец.
Опуская личные подробности разговора, хочу написать лишь об одном её детском воспоминании о живом отце. Это было прощание с ним, перед его отправлением на фронт:
      К её матери прибежал кто-то из знакомых и сказал, что сегодня будут всех отправлять на фронт. Она схватила трёх дочерей и побежала, беременная в то время сыном, к забору, где её уже ждал муж (мой прадед). Рискуя, он отлучился на несколько минут. Отогнув одну из досок в заборе, он, прощаясь, попросил младшую из сестёр. Обхватил её обеими руками и поднял высоко-высоко к небу со словами: «Сонечка, будешь счастливой – то я вернусь». Он не вернулся, как-будто зная, что жизнь Софьи, из всех сестер менее всего сложиться…
       Единственное что осталось в память об отце -  это фотокарточка, которую привёз с фронта его товарищ. Фотография сына, с которым в жизни ему так и не довелось увидеться.

Вот одна, из нескольких миллионов сломанных войной, судьба человека. У каждой семьи найдётся своя история и свои записи в «книгу её жертв».
Если б не было войны, отцы б не ушли от детей и жён, дети от матерей, братья от сестёр, сестры от братьев… Если бы!.. Сколько судеб человеческих смогли бы продолжать «цвести», сколько «дали бы ростки»…
Эта трагедия стала нашей историей, о которой мы должны помнить и передавать память и уважение к людям, отдавших свои жизни для мира будущих поколений, одним из которых являемся мы с Вами.  
Вечная им память!

                                                                                                                     Август 2008 года

Комментариев нет:

Отправить комментарий